28 апреля 2016

Paa Annandalii — Cavernous Fruits


Paa Annandalii
Cavernous Fruits

Rotifer, 2016

Мне всегда очень нравились работы Роберта Томпсона, прежде всего по его проекту Mohave Triangles — масштабно, насыщенно, трипово... Никаких слов не хватит, чтобы описать эту магию, чистое наслаждение для любого дроун-маньяка! После долгого перерыва, появился проект Paa Annandalii, продолжая синтезаторное путешествие еще дальше, сквозь пустоты человеческого ума, в поисках пинеальных сокровищ, откровений подсознательного и просто расслабляя слушателя до состояния всепроникающего света. Каковым мы все и являемся, раз уж на то пошло! Никакой эзотерики для объяснения этого не требуется, достаточно взглянуть на мир с точки зрения квантовой физики. Не забывая при этом, что сам факт наблюдения оказывает влияние на наблюдаемое. Так что за музыкой нет никакой "реальности", и именно поэтому мы не можем без нее жить. Музыка напоминает нам о нашей природе, особенно если это по настоящему текучая музыка, редуцированная до базовой формулы переплетенных между собой частот, дышащих внутри одного кластера нот. Идя по этому пути мы можем ощутить себя развоплощенной, вездесущей энергией, которая наполняет все вокруг, не зная никаких границ. Вы когда-нибудь переживали такое? Это освежает и вдохновляет, неважно насколько часто вы будете это делать. Думаю, это то состояние из которого проистекает эта музыка, прокладывая свое течение дальше, к неизвестности... И вы всегда желанны на борту этого корабля.

listen / buy

27 апреля 2016

Braeyden Jae — Fog Mirror



Braeyden Jae
Fog Mirror

Whited Sepulchre, 2016

Первыми двумя релизами новоявленного лейбла Whited Sepulchre стал виниловый полноформат бородатого "солт-лейк-сити панка" Брейдена Джея (ранее известного как Braden J McKenna, Kaliska, WYLD WYZRDZ и Softest) и его же кассетный сплит с Ant'lrd. За последние полтора года Брейден успел засветиться на добром десятке лейблов, всякий раз разворачивая перед слушателем шероховатое полотно гитарного эдакого эмбиент-дроун-шугейзинга. Fog Mirror начинается там, где заканчивается Softest — волна красивого розового шума накрывает теплой волной каждую мелодию и каждый рифф, извлекаемый Брейденом из его гитары и плавит волшебные петли звука в тающей массе позднего весеннего снега. Композиция в целом ведет себя похоже на переменный ветер, меняя направление и силу, но все время оставаясь слишком высоко для того, чтобы можно было заметить какие-то мелкие детали в его течении. Все тонет во всем. Леса, озера, горы... Реверберация играет большую роль в этом, усиливая легкие мелодии до уровня этого ветра, придавая им почти что астрономические масштабы, обнимая всю планету коконом плотного магнитного поля и космических лучей, скользящих по атмосфере метеорными дождями... В это же время кто-то, ожидающий на одинокой автобусной остановке вдали от города, слышит гром, видит молнии и думает о безграничности времени, о взаимосвязи людей, о доме... Вдыхая чистый воздух, заряженный электричеством. Кто-то маленький в бесконечном коридоре зеркал, поставленных друг напротив друга: зеркала восприятия и мыслей о нем, поверхности ощущений и размышление о них. Музыка пронизывает эти поверхности, но можем ли мы сделать то же? Или это будет очередное отражение, или отражение отражения, в конце-концов тающее в тумане? Бесконечность это не что-то большое, она здесь, прямо сейчас — в каждом взгляде, в каждом прикосновении, в каждой мельчайшей капле тумана... И музыка знает это.

listen / buy

21 апреля 2016

Gamardah Fungus — Herbs And Potions


Gamardah Fungus
Herbs And Potions
Flaming Pines, 2016

Есть такое мнение, что каждое растение на планете существует не просто так, а с определенным назначением. Для применения в пищу там и лечения некой болезни, много всего может быть — но суть в том, что не бывает "просто сорняков" или "просто кустов", у каждого есть нечто такое особенное. Впрочем, то же говорят и о людях. На очень многих уровнях можно рассуждать на эту тему, но во время прослушивания этого (весьма, кстати, располагающего к размышлениям) альбома уже давненько не нуждающегося в представлении проекта Gamardah Fungus, мне все время приходила на ум мысль о том, что же может быть источником этого самого "значения" того или иного живого организма, будь то человек или фиалка. Первейшее объяснение — само наше сознание, постоянно пытающееся найти обоснование каждой вещи, наделить смыслом все, что попадает в поле зрения, разобрать по полочкам, рационально объяснить и пойти дальше, использовать как-то это знание — сделать из цветка букет, скажем, или срубить дерево и построить себе лодку да поплыть на ней дальше, за новыми растениями и цветами. Конечно, есть еще ответы разных религий, научные обоснования... Да, быть может, все направляется высшей силой. Да, все живое базируется на ДНК, так что всё, чем мы отличаемся от шустрых колибри, это лишь способы разворачивания информации, заключенной в этой гениальной молекуле. Есть в этом что-то сакральное, разве нет?

Теперь, если взять музыку, можно проследить тот же алгоритм: вся музыка создается из колебаний разной частоты. И отличается какой-нибудь панк-рок от изящного вальса только способом обращения с этим базовым набором. Где граница между музыкой и шумом? Думаю, в тот момент, когда музыканты начинают думать над такими вещами, они неизбежно приходят к чему-то очень фундаментальному, к истокам, чтобы оставить в стороне рациональную кутерьму и просто попробовать почувствовать -- откуда же все это берется. Почему ДНК принимает так много форм? Почему в мире так много музыки? Кто-то приходит к голым синусоидам и вариациям шума, другие обращаются к окружающим звукам, что называется филд рекордингу -- ведь если искать откуда взялась музыка, то разве не из повседневного шума, непринужденно продолжающегося уже миллиарды лет на этой планете? И вот, стоя где-то там, среди шуршащих камышей, человек ощущает вдруг новую музыку, словно переродившуюся от постоянного угнетения умом и размышлениями, музыку, которая просто есть, и уже звучит повсюду, как снаружи, так и внутри. С тем, что снаружи все просто, его можно записать. А вот из того, что внутри уже и рождаются первые ноты, требующие инструмента, чтобы зазвучать. Один берет в руки гитару, другой осторожно поворачивается ручки на синтезаторах... Новорожденные звуки робко укладываются в мелодии, обрастают вариациями и снова тонут в шуршании трав и журчании воды, чтобы слиться с ним, ощутить изначальное родство.

Такая музыка уже не спрашивает "почему" или "зачем", она просто разворачивается в пространстве так же естественно, как лепестки подсолнуха каждое утро открываются навстречу солнцу. Это в ее природе -- быть, течь, меняться. На этом медленно вращающемся диске музыка приходит из лесов и полей в города, незаметно пробегает ручейком между ног торопливой толпы, только чтобы испариться невесомым эмбиентом в небо, выпасть поздним вечерним дождем где-то уже совсем в другом месте... Где-то в процессе следования за ее течением вдруг исчезает мысль о том, что должно быть предназначение, что есть причина или сила, стоящая за всем этим -- она и правду есть, но нет нужды о ней говорить, нет нужды даже ее как-то называть. И каждое растение, наверное, знает об этом даже лучше нас. Некоторые из них даже могут какие-то частички этого знания передать, когда люди делают из них свои зелья и настойки. Музыка тоже на это способна, потому как из всех зелий, придуманных человеком, она — самое сильнодействующее.

listen / buy
video