28 мая 2016

SONM — embody


SONM
embody
Перламутровый Сугроб, 2016

Как известно, свет Луны достигает дна озера, не задевая при этом воды. Таким же в точности образом и музыка может проходить сквозь сознание слушателя, нисколько не вступая с ним во взаимодействие. Кажется, в наши дни большая часть населения планеты именно так музыку и воспринимает — очередной поток шума, выливающийся из динамиков радио и телевизоров, бессмысленное наполнение пространства ритмичным стуком. Когда же речь заходит о том, что музыку нужно действительно слушать, вникать ее драматургии и композиционному гению, сразу же всплывает слово "классика" (что бы это ни значило) или какие-то особо душевные песни в исполнении (якобы) осужденных по уголовному кодексу персонажей. Что ж, ничего удивительного в этом нет и жаловаться в обществе потребления в общем-то не принято — поэтому музыка, действительно так или иначе взаимодействующая с сознанием контингента, попавшего по какой-либо загадочной причине под ее воздействие, остается для масс чем-то предельно маргинальным. Оправданием ее существованию служит либо юношеский максимализм, либо попросту наркотики. И это, на самом деле, хорошо и правильно, и вы, возможно, поймете почему я так пишу, послушав этот альбом как следует — а именно в полной темноте, в одиночестве, не отвлекаясь ни на что, кроме образов, нарисованных этими звуками на обратной стороне ваших век.

То, что обычно называется "лунарной музыкой" как правило несет в себе отчетливые намеки на творчество Coil и пост-индастриал в целом, и дебютная кассета петербургского дуэта SONM этого не избежала. Но вместо очевидных цитирований и громкого пафоса, музыка на альбоме подкупает минималистичностью, простотой и каким-то безмолвно понимаемый ощущением — "даааа, это оно...". То самое чувство, когда мурашки на спине превращаются в предутренную росу и медленно всплывают вверх, к хитро подмигивающим звездам-иголочкам, образующим неслучайный узор на бездонно черном полотне неба. Музыка оказывает не только психологическое, но и отчетливо телесное воздействие, правда, откровенно другого уровня, нежели любой танцевальный жанр. Танцуют тут разве что синапсы, передавая по цепочке электрический заряд необъяснимой эйфории. Может быть, это звучит нескольно банально, но когда подобная алхимия происходит с вашим телом, места для сомнений не остается. Интерпретации данного опыта — уже дело десятое, а вот само его переживание действительно стоит многократного проигрывания этого альбома по кругу. Или по спирали — выбирайте сами.

listen ~ buy
download

 

23 мая 2016

System Morgue — Caillou


System Morgue
Caillou

ΠΑΝΘΕΟΝ, 2016

Новый альбом недавно перебравшегося в Петербург one-man проекта System Morgue получил название Caillou, что является отсылкой к поэзии Поля Элюара (Paul Éluard), нормальных русских переводов которого, по утверждению автора альбома, до сих пор не существует. Запись продолжает серию релизов посвященных французским поэтам (Feu, Sommeil, Brume) и снова имеет отслыки к морским пейзажам, что уже, судя по всему, стало отличительной чертой проекта. Также и оформление для релиза снова было создано интересной художницей под псевдонимом El Sol Funebre, сотрудничество с которой, судя по всему, стало для проекта хорошей традицией. Три композиции Caillou существуют где-то на пересечении дроун-рока и эмбиента, может быть даже пост-рока, есть в них и приятный покалывающий дисторшн, и легкая мелодичность, и ощущение полёта где-то высоко над морской гладью — особенно в начале третьего трека, когда музыка становится по-настоящему гармоничной и красивой, что, согласитесь, в дроун-музыке происходит не так часто, как хотелось бы. Даже когда под конец альбома вступают ударные, их ритм только подчеркивает невесомость гитарных пассажей четким пунктиром.

Звучание этого релиза чем-то может напомнить недавно недавно у нас публиковавшегося Braeyden Jae или раннего Эйдана Бейкера (даже захотелось переслушать The Sea Swells A Bit) — тот же шуршащий на фоне мягкий дисторшн, те же переливы мелодий, больше похожие на соленый морской бриз, настойчиво намекающий на приближение шторма... Но все же звучание System Morgue по-своему уникальное, едва уловимыми нотками повторяющееся из альбома в альбом — будь то дроунгейзовые боевики (альбом Futilité) или чисто гудельные треки: проект все равно сохраняет лишь одному ему присущую атмосферу красивой, ненавязчивой меланхолии, смешанной с мистичными, вкрадчиво проскальзывающими моментами присутствия чего-то большего, чем мы привыкли видеть повседневным взглядом. Да, есть в этом что-то общее с поэзией Верлена или Элюара... Неизбежная магичность, возникающая в тот момент, когда все, что ты видишь, слышишь и ощущаешь не развлекает ум, а наводит на созерцание и пропускает его куда-то дальше, за пределы слов и понятий.

listen / buy

18 мая 2016

Piotr Cisak — Flora Sinensis


Piotr Cisak
Flora Sinensis

Isaiah Tapes, 2016

Разглядывая страницы свежеотпечатанного труда о флоре и фауне Китая, привезенной из дальнего аббатства, братья-иезуиты качали головами, неуверено хмыкали, потирали затылки и чесали носы. Время от времени кто-то громко восклицал что-то нечленораздельное, открыв отчередную красочную страницу, и все дружно начинали галдеть, создавая уютный голосовой гул под сводами монастырской библиотеки. Сидевшая там сорока внимательно наклоняла голову то на один бок, то на другой, едва заметно моргая своими глазами-бусинами. Кроме людских голосов и шороха страниц, до ее птичьего слуха доносились потрескивание короедов в старых балках перекрытия, тихий перезвон колокольцев с далекой звонницы, где неуверенно упражнялись в технике звона ученики, тревожные отголоски охотничьего рожка из ближайшего леса... Все перемешивалось и закручивалось спиралями под купольными сводами монастыря. Каменные стены, опутанные пыльной паутиной, помнили и не такие звуки, но сейчас им было комфортно.

Монахи понемногу расходились, пока не остался один, самый любопытный. Он долго еще листал страницы, разглядывая диковинных зверей в свете угасающей свечи и восторженно улыбаясь, пока сон на разморил его прямо за столом, заставив смешно уткнуться носом в разворот книги. Сорока словно очнулась от оцепенения и вспорхнула прочь, оставив за собой хлопающее эхо крыльев. Оно отразилось от стен, от потолка, и упало молодому монаху прямо в растревоженное яркими впечатлениями сознание: в этом сне ему мерещились какие-то странные мигающие огни, незнакомые голоса и величественные конструкции из металла и стекла, какой-то неведомой титанической силой поднимаемые в небо на струях пламени... Они пробивали небосвод и звёзды расступались на их пути. Вместо того, чтобы служить нерушимой твердью, установленной божественным промыслом, небеса оказывались черной пугающей бездной, в которой тонула вся Земля и рисунок рек на ее сморщенном от боли лице странным образом повторял чудные изгибы китайских растений...

Монах проснулся в холодном поту и со страхом перекрестился. Первые лучи рассвета расчертили каменную кладку стен косыми линиями. Когда один из лучей коснулся лежавшей перед монахом книги, он увидел серое птичье перо на ее страницах.

listen / buy