13 февраля 2016

William Basinski — Cascade


William Basinski
Cascade

2062 Records, 2015

Уильяма Басински называют величайшим эмбиент-композитором Соединенных Штатов и с каждым новым альбомом он получает очередную порцию восторженных рецензий. Может даже сложиться впечатление, будто Роберт Рич и Майкл Стернс живут в каких-то других Соединенных Штатах. Но такова суть медиа-хайпа — однажды хорошо разрекламированный персонаж, годами продолжает срывать овации каждым своим движением. Disintegration Loops, принесшие Уильяму такую известность, во многом удались не только из-за общей задумки (проиграть старые пленочные петли, слушая как они постепенно распадаются от старости), но и благодаря уместно выбранному моменту — по легенде последний трек альбома был записан 11 сентября 2001 года, в тот момент, когда обрушивались башни-близнецы — что и отразила обложка альбома. Своеобразным саундтреком к трагедии и стала в итоге эта музыка, впитав в себя тысячи эмоций, которые каждый американец испытал в те дни. Было ли это стечением обстоятельств, удачно выбранным поводом или знамением свыше — вряд ли мы уже когда либо узнаем. Да и дело даже не в этом, ведь стоит музыкальном произведению выйти в свет, как композитор уже над ним не властен. Вокруг этого построено много философских теорий, но остается фактом то, что с тех пор Басински не изменяет формуле успеха — неизменно записывая на своих катушечниках бесконечно повторяющиеся петли пленки, нарезанные с записей меланхоличного фортепиано, сделанных им еще в начале 80-х годов. Старая пленка сама вносит искажения с каждым новым повтором, но и без обработки, конечно же не обходится — чуток дилея, мягкая реверберация, грамотный мастеринг. Голая идея без этого звучала бы не столь привлекательно. В общем и целом результат получается великолепным, это идеальный эмбиент-минимализм по всем заповедям Брайана Ино, так что если отвлечься от контекста и авторства, музыка не даст повода к чему-либо придраться. Но все же, учитывая чуткость и внимательность к тонким нюансам звучания, которой Уильям, несомненно обладает, ему бы давно пора попробовать что-нибудь новое... Впрочем, это ему решать, а наш выбор простой — слушать или нет, что может быть проще.

listen
buy

09 февраля 2016

Chihei Hatakeyama & Dirk Serries — The Storm of Silence


Chihei Hatakeyama & Dirk Serries
The Storm of Silence

Glacial Movements, 2016

С каждым новым альбомом Хатакеямы, становится все более очевидной его особая роль на современной эмбиент-сцене. Каждая следующая работа задает еще более высокий уровень, каждая композиция прорабатывается до малейших оттенков: прозрачность и затуманненость звучания находятся в настолько хорошо выверенной пропорции, что сами собой на ум приходят ассоциации с японской поэзией, где не только каждое слово, но и каждый звук и даже паузы между ними имеют сакральное значение. Конечно, звуковая поэзия Хатакаеямы-сана лежит в достаточно узких границах классического эмбиент звучания, лишь изредка забираясь не территории легкозвучного дроуна, полевых записей и мелодичного электронного минимализма. Но даже этих границ ему оказывается достаточно для всестороннего исследования — вот уж действительно вселенная в одной капле росы. Что касается текущей стилистики альбомов японца, то она еще пару лет назад очень близко приблизилась к тому, что заиграл в конце нулевых бельгийский коллега Дирк Серрье, устав от трайбал-эмбиента Vidna Obmana и тяжелых риффов Fear Falls Burning — так что вопрос коллаборации между ними был лишь вопросом времени. Что же, объединив творческие силы и вдохновение, мастера мелодичных звукопотоков создали альбом небывалой красоты и изящества, в котором звуки электроники Чихея неотличимы от обработанной эффектами гитары Серрье. Волны звука накатывают и опадают, легко опоясывают пространство вуалями всевозможных оттенков воздушного мелодизма, и мало-помалу приносят с собой умиротворение. Нарочно или нет, но музыка то дело вторит ритму спокойного дыхания, она словно бы продолжает его, сливается с ним. Кажется, будто воздух материализуется не просто как молекулы, о которых мы все знаем из школы, но и как некая сила, связывающая человека и его окружение в единое целое — в непрерывное пространство. Каждый вдох отзывается трепетом окружения, его завихрением. Каждый выход его успокаивает. И когда грань между "самим собой" и "всем остальным" истончается, можно услышать как звучит за нею оглушающая своим великолепием тишина...

label page
listen / buy