22 февраля 2015

David Parsons — Stupa



David Parsons
Stupa
GTERMA, 2013

Read in English

Стаи птиц проносились стремительными штрихами на фоне бездонной синевы неба. Воздух пропитался солнечными лучами, ароматами цветущих деревьев и отголосками музыки, доносившейся из небольшой рощи. Все было полно красок и оттенков: одежда и лица людей, льющиеся ручьем звуки тамбуры и ситара, ветки деревьев и усыпанная опадающими лепестками тропинка из речных камней. Люди собрались большой толпой, но не было шумно: все, как один, замирали при виде музыкантов, музыка зачаровывала каждый вдох и все происходящее наполнялось благоговением перед чем-то прекрасным. Казалось, что само небо подпевает, разнося отголосками эха каждый звук все дальше и дальше, в точности так же, как ветер уносит семена в конце лета. В очаровании этих звуков крылась мощная энергия, чистая, как горная река, обжигающе холодная и невероятно теплая в то же время. Музыканты будто бы светились изнутри - в таких случаях говорили, что боги говорят с людьми через них. Звон ситарных струн поднялся и медленно стих, вторя порыву ветра, взметнувшего занавес из цветов. За ними открылась новая картина, полная небесной лазури, лишь далеко внизу виднелась роща, верхушки храмов, похожие на прическу Будды и змеящийся силуэт реки, уходящий далеко туда, где небо встречалось с океаном... Отражающийся от воды свет казался ослепительно белым - до такой степени, что в нем стали проступать узоры, колоссальные мандалы, сотканные из волокон, которые птицы сплетали из солнечных лучей... Был слышен чей-то голос, и он пел один и тот же слог, одну и ту же ноту. Она тянулась, тянулась, тянулась так далеко, что виденный только что пейзаж уже казался песчинкой в океане звезд. Лепестками туманностей раскрывались цветы, украшающие неохватный дворец Вселенной, и где-то в самом конце этой силы, тянущей сквозь миры и диковинные планеты было нечто невероятно простое, такое знакомое, что стало даже смешно: как об этом можно было забыть?

Звук, расщепляющий все жесткое, неподатливое в наших умах - он кроется за сетью резонансов струн, вибрациями голосовых связок, он прячется в схемах синтезаторов и гудении проводов. Впрочем, если идти в этом до конца, то звук присутствует вообще во всем. Он так же неотделим от нашего мира, как пространство от времени. Нужно лишь уметь это звук извлечь. Каждый из стилей музыки, каждый музыкант делает это по-своему, но в сущности каждый совершает один и тот же алхимический процесс превращения чего-то, казалось бы, простого, в нечто эфемерное и трансформирующее уже самого человека. Сила дроун-музыки в ее чрезвычайной близости к какому-то первичному, абсолютно простому звуку. Наверное так звенит пустота, порождая бесчисленные формы и отражения. Наверное, именно этот звук вдохновлял тысячелетиями всех музыкантов - от алтайских шаманов и индийский рагинов до современных исследователей синтезированного звука. Музыка Дэвида Парсонса звучит словно путешествие сквозь века, она охватывает всю историю этого способа познания мира - познания через звук. Это не ретроспектива и не этномузыкологический конспект, наоборот - это живое, дышащее и непрерывно текучее пространство-время, в котором стирается граница между электронным и акустическим. Это живая мандала, созданная из резонансов и гармоник, в центре которой все та же необъяснимо простая сила, которая уничтожает различие между слушателем и музыкой.

label page
listen at vk

21 февраля 2015

Fellirium — Harvest


Fellirium
Harvest
Self-released, 2014

Воздушная рябь над западным горизонтом просвечивала тысячами оттенков, волны света бежали над темными очертаниями леса, огибали холмы и незаметно таяли. Солнечный лик превращал горизонт в океан бурных красок, и ни одна из них не замирала даже на мгновение. Это только казалось, что можно уловить картину, но настоящим было лишь впечатление. Любой слепок, сделанный восприятием в эти моменты оставался немым и бездвижным, но яркость впечатления могла оживить его даже через годы, заставить краски течь и меняться так же, как сейчас это происходило на небе. Сила впечатления и сила памяти вступали в союз, давая росток чего-то нового. Можно было назвать это вдохновением - великолепие момента прощания солнца с природой было настолько волнующим, что незамедлительно в ответ на него в голове начинали крутиться зародыши мелодий, обрывки рифм и мазки кистью... Это было неизбежно, но для того, чтобы момент и вправду ожил в этих послезвучиях восприятия, нужно было их уловить в точности так же. Они таким же образом текли и менялись, как предзакатные кромки облаков. И процесс повторялся, но уже внутри сознания, и не было этому конца... Возможно, именно это называют "очарованностью красотой". Что ж, тогда весь мир - очарователь, гипнотизирующий узор, бесконечно продолжающий повторяться даже сквозь нас самих, даже сквозь наше восприятие себя самих. В какой момент из этого рождается музыка? Когда наступает неизбежный момент запечатления этого процесса на холсте? У каждого индивидуально, по всей видимости, и каждый при этом думает о чем-то конкретном, запечатлевает увиденный где-то в старом переулке дом или слова, кем-то удачно сказанные... Но, в сущности, каждый раз происходит одно и то же - один неуловимо текучий момент отражается в другом таком же, как два поставленные друг напротив друга зеркала.

«Это нечто не поддающееся пониманию и описанию, но это можно почувствовать» - так говорит о данной работе автор проекта Fellirium Андрей Васильев. Несмотря на обширную дискографию и большой опыт звукотворчества, его работы остаются вне зоны внимания рецензентов и крупных лейблов. Исключительной красоты звучание, тщательная проработка каждой композиции - чувствуется по-настоящему увлеченный своим занятием человек, а это не может не приносить плоды. В случае Harvest - это медленно обволакивающая музыка, увлекающая в свой насыщенный образами природы, тщательно сотканный мир. Легко стелющийся по утренним травам туман легкого звука, то и дело пронизываемый эфемерными мелодиями гитар, птицеподобными звуками окарины и другой акустической экзотикой, которая роднит проект с классиками жанра вроде Vidna Obmana или Alio Die. Один короткий, впечатляющий момент, бесконечно оживающий по мере течения недолгих шести композиций. Вдох наполненного осенними запахами воздуха посреди удаленного от городской суеты пейзажа.

listen / download
official site