24 января 2015

Rapoon + Pacific 231 ‎— Tour De Force


Rapoon + Pacific 231
Tour De Force
Alone At Last, 2014

Думаю, все поклонники творчества Робина Стори помнят его коллаборацию Palestine, созданную в соавторстве с Пьером Жоливе и посвященную памяти Брина Джонса. Этот альбом выделяется ярким пятном в географии рапуновского мира, хотя и много воды утекло с тех пор в самых разных направлениях. Что ж, самое время обновить давние связи - Пьер и Робин снова объединили умения для создания нетривиального аудио-пространства, и в этот раз оно вышло куда более абстрактным. Вместо привычного востока и архаики мы слышим голоса и обрывки мелодий, нанизанные на еда заметный ритм обезличенной и обездвиженной перкуссии. Пьер искажает звучание флейт и барабанов Робина, превращая их в призраки машинного гула, отголоски чьих-то традиций и ритуалов. Мы словно движемся внутри самих вещей, прокладывая путь подобно электрическому току. Все, что мы знаем и помним о привычном мире, здесь видится под другими углами, лишь изредка линзовидными сферами открываются небольшие окна во что-то знакомое. Всеобщая наэлектризованность композиции не создает напряжения, звуки перетекают один в другой весьма легко и по-своему логично. Только вот понять эту логику, можно лишь находясь внутри континуума этой записи. Стоит лишь вынырнуть, отвлечься - и она схлопывается, превращаясь в что-то тихое и малозаметное.

Как правило, медитативная музыка ассоциируется с дроуном или монотонным шумом, в самом тривиальном случае - с нью-эйджем. Но, по факту, медитация - это особое состояние сознания. Как вода, достигая отметки 99,9 градусов, перестает быть жидкой, так человек в состоянии медитации уже не вмещается в тесные сосуды, заданные теми или иными социальными условиями. Тут можно говорить и о классовой борьбе, и о многом другом, но нас интересует другая сторона этого фазового перехода, - а именно то, что в состоянии медитации, человек не обязательно должен ничего не делать больше. Как раз наоборот, человек может делать все, что угодно, сохраняя внутри себя некую область, не затронутую ничем из того, что с ним происходит. Точка отсчета, глаз бури, полярная звезда собственного сознания. Пытаясь найти объединяющий фактор в звучании этого альбома, нам неизбежно придется упрощать его абстрактные звукоконструкции до момента обнаружения общего знаменателя, но это не совсем корректно. Попробуем воспринять все происходящее как медитацию - словно капсулу или кокон тотальной тишины и спокойствия, который скользит по миру явлений, все время меняя географию и масштабы своего путешествия. Тогда мы сможем ощутить, как эта тишина преобразует все, чего касается. Мы услышим, как каждый мельчайший отзвук эха неизбежно тянется к этой тишине, стремится к ее совершенству. Казимир Малевич сказал однажды: "Цель музыки - молчание", и был неизбежно прав хотя бы в силу самих определений музыки и молчания. У музыки всегда есть форма, у тишины - лишь содержание, к которому можно приблизиться сквозь любую форму. Прошло много времени с тех пор, понятие музыки неоднократно изменялось. Чего только не делали со звуком, его характеристиками и пространством, где он развертывается. Как только не преподносили слушателю звук. Но кое-что осталось неизменным - тишина всегда оказывается сильнее, полнее и богаче. Но чтобы к этому приблизиться, нужно пропустить через себя немало звуков. Сама жизнь так устроена, сама физика пространства, в котором мы живем. Rapoon и Pacific 231 законы этой физики прекрасно знают и находят изящные им применения, как в области самого звука, так и его подачи слушателю. Теперь, слушатель, дело за вами.

label page
Rapoon - Fall of Drums
Pacific 231 & Vox Populi!

Virtual Forest — Unconscious Cognition is the Processing of Perception


Virtual Forest
Unconscious Cognition is the Processing of Perception
Yerevan Tapes, 2015

В процессе познания мира мы неизбежно проходим несколько стадий. Разные школы психологии, так же как и разные религии, описывают их количество и различия, но нам интересен сам факт того, что познание не идет непрерывно. В путешествии нашего разума по миру явлений существуют паузы, точки прерывания. Это не просто сон (ведь во сне мы продолжаем создавать собственные зеркала реальности), это моменты когда мы теряем сознание по-настоящему. Когда человек полностью отключен от восприятия - что происходит с его сознанием? В камерах депривации чувств ум взрывается миллиардами образов, наполняя образовавшийся сенсорный вакуум - по крайней мере, у большинства добровольцев. Но при этом все равно есть наблюдатель и наблюдаемое, что же можно сказать о тех ситуациях, когда сознание полностью теряется? Где находится в это время душа? Если ум ничего не помнит о ее перемещениях или состояниях, не является ли это доказательством того, что память - лишь функция мозга, но самому духу не свойственна? Как же тогда быть с прошлыми жизнями и прочими нетрадиционными свойствами памяти, которые проявляются, например, под гипнозом?

Музыка этого альбома вряд ли даст ответы на эти актуальные для науки вопросы, по крайней мере, в словах. Две длинных композиции здесь словно два разных состояния ума. Первое - бодрствующее, воспринимающее мир в привычных категориях: мы слышим звуки природы, горловое пение, ритуальные барабаны и вообще как будто посещаем некий народный праздник. Второе состояние оказывается галлюциногенным, нелинейным, иррациональным. Басовая пульсация и искажения звуков окружающего мира словно долетают к нам сквозь вуаль психоделического марева, в котором непрерывно происходит рождение и смерть разных образов. Это фасеточное восприятие наталкивается на сновидческие сюжеты, побуждает говорить заплетающимся языком какие-то незнакомые слова, пытаясь сказать что-то очень важное, и тут же понимать бессмысленность этих попыток. Только направленность внимания к тишине, звенящей пустотным колоколом в центре всего, спасет от этого головокружительного потока. Трансценденция сознания в этот центр - может быть это и есть то самое угасание всего, о котором буддисты говорят "нирвана"? Или это очередной обман, новый слой иллюзии нашего восприятия, и пустота окажется такой же наполненной, раскрыв новую вселенную звуков, образов и смыслов? Только непосредственный, личный, максимально субъективный опыт может это проверить. Попробуйте.