01 апреля 2013

Avet Tetreryan – Symphony №6


Avet Terteryan
Symphony №6 (1981)
for chamber orchestra, mixed choir, and tapes
Melodiya, 1982

В мире современной симфонической музыки достаточно популярны мифологические и космогонические темы, однако не так уж много композиторов идут так далеко, как Тертерян. Жанр симфонии для Авета Рубеновича – возможность насытить звук так, чтобы произведение превратилось в бесконечно непознаваемый космос, особым образом структурированное пространство, в котором миф и непосредственное "сейчас" сливаются в единый поток. Сознание слушателя тут выступает в роли со-творца, при каждом прослушивании создавая уникальный ракурс восприятия, в зависимости не только от эмоционально-ментального состояния, но и окружающей среды. Есть большая разница между прослушиванием этой музыки на динамиках или в наушниках, в комнате или в парке. При всем минимализме звучания симфония поражает размахом и величественностью, плотностью и обилием деталей.

Начав с магматического гула, Тертерян изображает первоматерию, изначальную безликость Вселенной. Достаточно долгое время ничего не меняется: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою". Через некоторое время загадочные звуки начинают образовывать первичные туманности и водородные сгустки, из которых через многие миллионы лет образуются звезды. Внезапно вспыхивая в холодной бездне, пронзая ее потоками плазмы, эти первые вестники света ускоряют процессы образования сложных атомов из простейшего первовещества – водорода. Поначалу музыка Шестой симфонии звучит механистично, архаично, своим объемным, утробным гулом порождая в уме целую цепочку образов: пучины первичного океана, холодный вакуум, темная утроба, сырая земля... Всё, с чего начинается Жизнь, в той или иной ее форме. Насекомоподобные копошения и постукивания в музыке создают примечательный эффект – по коже бегут мурашки ужаса перед чем-то запредельным, но сердце замирает в ослепительном восторге перед монументальностью происходящего. Бел-Мардук разрывает Тиамат надвое, Эйн-Соф эманирует Кетер, Корону, и мир начинает актуальное бытие, изливаясь из Абсолюта ослепительными потоками света.

В то время как оркестр играет короткие, все время повторяющиеся фразы, камерный хор пропевает первые буквы древнеармянского алфавита – айб, бен, гим, да... создавая первоэлементы, возводя храм природы, упорядочивая мироздание. Дыхание Тетраграмматона изливается в мир через эти звуки, и тут уже неважно, какой системой их упорядочивать - каббалистическим Древом Сефирот или Арканами Таро. Блеск бесконечно живой вселенной всегда больше любой системы. Как бы ни старался ум человеческий уместить Знание в диаграммы и последовательности, природа Вселенной такова, что лишь бесконечность может быть адекватным ее описанием. Когда у Тертеряна спросили, о чем его симфонии, он ответил: "Обо всем".

Казалось бы, сколько композиторов бралось за тему Созидания, сколько попыток было произведено в стремлении изобразить миф, что неволей напрашивается мысль – а зачем? У каждого народа, у каждой религии свои образы, у каждого композитора свои звуки для этого. Но суть, голая основа всех этих произведений человеческого гения одна, и сила её впечатления на ум искателя такова, что человек не может не изливать его в некие формы. Воспевая гимн творению мира, композитор, художник, писатель резонируют с фундаментом реальности на самых глубинных уровнях своей души. Ведь творение космоса не произошло когда-то, а происходит сейчас, в тот момент, когда вы слушаете, читаете, дышите, спите... Время так же иллюзорно, как и человеческая жизнь: в конечном синтезе Абсолютного все сливается в единый миг ослепительного Сейчас. Музыка симфонии №6 производит трансценденцию времени, перенося слушателя в безличное и безграничное состояние бытия и ее прослушивание при должном внимании становится настоящим мистическим опытом. Слияние и растворение всех двойственностей, чистое самосозерцание вне времени и пространства.

listen at vk.com
download (torrent)
download (mediafire)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

что вам думается по сему поводу, господа?